3 дек. 2010 г.

Амнезия совести

Ян Дюннинг не признает себя гендиректором «Ленты» и не помнит, был ли он на рабочем месте после захвата офиса компании

Вадим Феофанов

Не был, не состоял, не помню, не знаю. Такие объяснения гражданин Королевства Нидерланды г-н Ян Гезинус Дюннинг дал в середине ноября помощнику прокурора Приморского района г. Санкт-Петербурга г-ну Шелудякову. В настоящее время прокуратура проводит проверку по факту регистрации Дюннинга в ЕГРЮЛ генеральным директором ООО «Лента» - одного из крупнейших ритейлеров в стране с оборотом 55 млрд. рублей – и расследует силовой захват офиса сети, произошедший 14 сентября этого года.
О том, как второй крупнейший акционер «Ленты», западный инвестфонд TPG Capital, делегировал своего представителя г-на Яна Дюннинга на должность генерального директора сети, писали все ведущие российские СМИ. Г-н Дюннинг «зашел» в компанию в лучших традициях отечественного капитализма 90-х годов – с помощью молчаливых чоповцев в черном камуфляже, кулаков, арматуры, слезоточивого газа и дымовых шашек. Чудом обошлось без жертв.
Захват произошел при большом скоплении журналистов и правоохранителей. «Даже не верится, что эта история – не хроники 1990-х гг.», - комментирует кадры с места сражения партнер Retail Training Group г-жа Елена Комкова. Беспристрастная камера зафиксировала и г-на Яна Дюннинга, который, пока захватчики «разбирались» с охраной офиса, с невозмутимым видом прогуливался чуть поодаль.
После захвата пострадавшее руководство «Ленты» обратилось в прокуратуры Приморского и Петроградского районов Северной столицы и оспорило в Арбитражном суде законность регистрации г-на Дюннинга в межрайонной инспекции ФНС №15 по Санкт-Петербургу в качестве генерального директора в августе этого года.
Прокурорам голландец показался не таким целеустремленным. «На данный момент я не являюсь генеральным директором ООО «Лента» и не занимаю никакую должность по трудовому договору», - сразу заявил в кабинете помощника прокурора Приморского района г-н Дюннинг. Экспат также отказался отвечать на вопрос, приступил ли он к исполнению трудовых обязанностей с 15 сентября, т.е. на следующий день после захвата. Да и был ли он тогда в офисе «Ленты», Ян Дюннинг не помнит.
Свои подписи на приказах об увольнении 7 топ-менеджеров из прежней команды, датированных с 15 по 27 сентября, а также в табеле учета рабочего времени за тот же период, г-н Дюннинг признал. Но вместе с тем затруднился ответить, обладал ли он полномочиями подписывать приказы об увольнении. Таким образом со слов высокооплачиваемого иностранного менеджера, не один год проработавшего в России, а до этого трудившегося в украинском подразделении Metro Group, выходит, что увольняя людей, он не знал, имел ли он на это право. Кроме того, шестеро лишившихся работы сотрудников «Ленты» находились на тот момент в ежегодном оплачиваемом отпуске, а седьмой – на больничном.
Законодательство РФ запрещает увольнять отпускников и заболевших. Но оно, судя по невероятным приключениям голландца в России, не является для него руководством к действию. В прокуратуре г-н Дюннинг так и не вспомнил, где его уведомление о миграционном учете, что, впрочем, неудивительно, т.к. по данным питерского УФМС, экспат не зарегистрирован по месту пребывания.

***