18 июл. 2018 г.

Анатолий Локтионов просится в Россию

Новые законы Великобритании перевели активы бывшего топ-менеджера "Роснефти" в разряд криминальных

Максим Ловчев


Бывший первый вице-президент "Роснефти" Анатолий Локтионов, скрывающийся в Великобритании от российского правосудия, намерен вернуться на родину. Снять с себя уголовное преследование "без шума и пыли" он хочет в рамках инициативы Бориса Титова, уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей, и его "списка", переданного Владимиру Путину. Случай вопиющий – затесаться в ряды жертв и тем самым дискредитировать благие намерения омбудсмена пытается тот, кто откусил от российского бюджета настолько приличный кусок, что стал скупать квартиры, дома, виллы, яхты – и в России, и много где в мире.

Напомним, в начале февраля текущего года стало известно о том, что Борис Титов встречался в "Пушкинском доме" в Лондоне с 25-30 беглыми бизнесменами, которые успели уехать за границу до момента заключения их в СИЗО. Многие достаточно давно живут за пределами РФ, где уголовные дела против них остаются. Но теперь они могут быть пересмотрены - в отношении тех, кто вошел в "список Титова". На этой встрече, в том числе, присутствовал и Анатолий Локтионов.

Основной, но далеко не единственной, причиной бегства Локтионова из России был проект строительства в Краснодарском крае нефтеперевалочной базы "Нафтатранс", предназначенной для доставки добываемой в России нефти в магистраль Каспийского трубопроводного консорциума. На волне интереса СМИ к "списку Титова" Анатолий Локтионов дал интервью одному из самых рейтинговых российских телеканалов - "Россия 24". Оно вышло в эфире 2 июня в 21.30 – вечерний прайм-тайм – с откровенным враньем на всю страну: господин Локтионов утверждает, что  бизнес Нафтатранс у него отобрали. Однако, при этом Локтионов забыл упомянуть, что в реестре акционеров Нафтатранса он никогда не числился, а до 2006 года и вовсе работал в госкомпании "Роснефть", а соответственно был не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично и даже через доверенных лиц, а также участвовать в управлении хозяйствующим субъектом.

Не рассказал Локтинов и о том, как он годами  дурачил "Роснефть", переводя прибыль от перепродажи нефти и нефтепродуктов на свои счета в швейцарском банке BNP PARIBAS, – схемы эти уже неоднократно были описаны в СМИ. Ущерб госкорпорации составил почти 1 млрд долларов, при этом личное состояние экс-вице президента сегодня оценивается примерно в сопоставимую сумму - $700 млн.

Пожалуй, единственной правдой во всем интервью Анатолия Локтионова телеканалу "Россия 24" является то, что сейчас он живет в самом престижном районе Найтсбридж – "золотой миле" Лондона, по соседству с арабскими шейхами и представителями китайской бизнес-элиты. Причем, абсолютно не стесняясь, демонстрирует, богатство и роскошь принадлежащей ему квартиры в этом фешенебельном районе, а кроме того – и резиденции в закрытом поселке в элитном предместье Лондона. Даже корреспондент в ходе интервью делает ремарку для неискушенных зрителей: "Найтсбридж – традиционный синоним роскоши, элитарности и богатства". Вот так выглядят "мучения" господина Локтионова вдали от Родины.

Квартира в Найтсбридже – далеко не единственный актив Локтионова, приобретенный за время вынужденной разлуки с родиной. Сумма похищенных у этой родины средств позволила бывшему топ-менеджеру "Роснефти" купить роскошную яхту, личный самолет, а также собрать целую галерею объектов элитной недвижимости в разных уголках света.

Период приобретения Анатолием Локтионовым роскошных заграничных и российских предместий, дворцов, квартир, а также белоснежной яхты Verona и бизнес-джета пришелся точно на первую половину 2000-х годов. А именно после того, как взошла его счастливая звезда в виде должности первого вице-президента "Роснефти". Однако, согласно официально поданным налоговым декларациям за те годы, - а это около десяти счастливых налоговых лет - доходы Анатолия Локтионова составляли всего до $2,5 млн.

Теперь давайте сопоставим данные из налоговых деклараций Локтионова и его расходы на приобретение элитной недвижимости. Начнем с России. Один только особняк Локтионова в закрытом поселке Николино эксперты рынка элитной недвижимости недавно оценивали в астрономическую сумму $100 млн. Кроме того, ему принадлежат четыре квартиры в центре Москвы на сумму более $70 млн, два загородных жилых дома и целых девять земельных участков в элитном Подмосковье!

Но география недвижимости экс-вице-президента "Роснефти" не ограничивается Россией, она гораздо шире. На Лазурном побережье Франции расположена вилла господина Локтионова. Это тихое место известно всем толстосумам и почитателям роскоши – живописный мыс Кап-Мартен (Cap-Martin) по соседству с Монако. А теперь внимание: цена этой виллы составляет 200 млн евро! На ее территории растет редкий реликтовый сад, который находится под охраной государства. И только на содержание профессионального штата французских садовников, ухаживающих за уникальными растениями этого сада, Анатолий Локтионов тратит в год около 200 тыс. евро. Давайте попробуем по "скромным меркам" посчитать расходы господина Локтионова на содержание только одной этой виллы. Обслуживание нескольких бассейнов, многоуровневой системы охраны, других многочисленных современных и дорогостоящих инженерных систем и коммуникаций, а также большой штат персонала обходятся ему в 1 млн евро в год. Прибавим к этому налог на имущество и на роскошь – это ежегодно еще 3 млн евро. Итого 4 млн евро в год – в такую сумму господину Локтионову выливается содержание виллы на мысе Кап-Мартен. А теперь умножим эту цифру на 19 лет – столько составляет период его владения виллой. Получаем баснословную сумму в 76 млн евро.

Подчеркнем, 76 млн евро Анатолий Локтионов уже заплатил в бюджет Франции! По текущему курсу валют это почти 5 млрд рублей, что равнозначно бюджету среднего российского города! Вдумайтесь в эти цифры! На эти деньги вполне можно было бы построить новую современную больницу или другие социально важные объекты для российских граждан. Выходит, что исправно вносить средства во французский бюджет Анатолий Локтионов покорно соглашается, а пополнять бюджет своего родного государства ему жалко. Для своей страны он предпочитает применять хитроумные многоходовые схемы "спецов" из BNP Paribas и HSBC. Вот такое двуличие: на Западе он респектабельный денди, с огромным состоянием, и, конечно же, законопослушный налогоплательщик, а в России – просто делец с подмоченной уголовными делами репутацией. 

Но и это еще не все! У Анатолия Локтионова есть квартира с двумя паркинг-местами в Париже, и не где-нибудь, а на Авеню Монтель, 51 – улице, известной тем, что именно на ней сосредоточено множество модных бутиков таких брендов как Dolce&Gabbana, Prada, Jimmy Choo, Valentino, Louis Vuitton и других.  В Швейцарии в фешенебельном предместье Женевы  - Вандовре на Рут-де-ля-Капит, 140 – у него  двухэтажный особняк с небольшим искусственным прудом. Еще лондонская квартира в престижном районе Найтсбридж - это около 15 млн. фунтов стерлингов ($25 млн).

Примерная стоимость зарубежного имущества господина Локтионова, не считая виллы на мысе Кап-Мартен, оценивается в 104 млн фунтов стерлингов (около $173 млн), зарегистрирована эта недвижимость как на него самого, так и на членов его семьи, а также на специально созданные компании, в том числе оффшорные. И все это при том, что, согласно данным налоговых органов РФ, доход Анатолия Локтионова всего 396 млн рублей, что эквивалентно примерно 8,8 млн фунтов стерлингов – в 13 раз меньше стоимости купленной им недвижимости.

И вот сейчас – спустя более семи лет проживания в Лондоне - Анатолий Локтионов захотел вернуться в Россию? Остается понять одно: почему?

Его "тоска" по Родине проявилась сразу после того, как в конце прошлого года в Великобритании был принят закон о "криминальных финансах" (Criminal Finances Act). Он предусматривает введение в действие UWO (Unexplained Wealth Orders) - "Ордеров на богатство неустановленного происхождения". Данный правовой инструмент позволяет властям требовать от владельцев любых подозрительных активов стоимостью более 50 тыс. фунтов стерлингов (свыше $70 тыс.) объяснения их происхождения. Причем, британские власти имеют право арестовать собственность, если владелец не может доказать легальность происхождения своих доходов.

Уже в конце февраля 2018 года британское Национальное агентство по борьбе с преступностью (National Crime Agency, NCA) объявило о получении двух судебных приказов (unexplained wealth orders, UWOs), обязывающих владельца (его имя не разглашалось) люксовой английской недвижимости общей стоимостью 22 млн фунтов  раскрыть источники средств на ее приобретение. Одновременно NCA в том же суде получило обеспечительные меры в виде отдельных судебных приказов (interim freezing orders, IFOs), запрещающих отчуждение подозреваемым данного имущества до момента окончания расследования. Этот пример, насколько молниеносно вступил в прямое действие закон о "криминальных финансах", подробно описывал журнал Forbes в статье "Подозрительные люди: в Великобритании начались аресты недвижимости олигархов".

И почти тут же – в марте – по всему миру разлетелась весть, что выданы первые ордера на арест российского имущества "сомнительного происхождения". Причем об этом в рамках пресс-конференции сообщил не кто-нибудь, а сам министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон, о чем писали многие СМИ. Например, Газета.ру приводила его твердое заявление, что "власти намерены обеспечить, чтобы любое непонятным образом добытое имущество было взято на учет, и для этого предпринимаются необходимые шаги".

Вот такие весьма неприятные перемены наступили для некоторых состоятельных россиян, "вынужденных" проживать на берегах "туманного Альбиона". Решительные действия британских служителей правопорядка дают основания полагать, что объяснения Анатолия Локтионова относительно происхождения его состояния, подготовленные с помощью схем BNP Paribas и HSBC, их точно не устроят. Именно поэтому господин Локтионов так спешно засобирался "домой" - он попросту хочет избежать аналогичной участи в свой адрес.

Но обратите внимание, каким циничным путем Анатолий Локтионов при этом идет! Он пытается использовать в своих корыстных интересах благие намерения омбудсмена Бориса Титова по возвращению в Россию бизнесменов – которые смогут вести бизнес, уважая и соблюдая закон, платить налоги, создать новые рабочие места. Очевидно же, что Анатолий Локтионов просто испугался, что всю недвижимость, для приобретения которой многие годы он так ловко проворачивал свои махинации в России, могут отобрать, поэтому и придумал "вписать" свое имя в ряды честных предпринимателей в рамках "списка Титова". И явно плевать он хотел, что эта его новая уловка дискредитирует инициативу уважаемого бизнес-омбудсмена. Еще раз подчеркнем, что Анатолий Локтионов никогда не был настоящим бизнесменом и предпринимателем. Весь его "бизнес" заключался в монетизации своей должности в госкомпании и легализации этих серых доходов через свою оффшорную фирму. Получение коррупционных доходов – если называть вещи своими именами – никак нельзя назвать ни бизнесом, ни предпринимательством.

Борис Титов дважды отвечал отказом на обращения Анатолия Локтионова как предпринимателя с просьбой посодействовать прекращению уголовных дел против него. Ответ омбудсмен давал простой, но показательный: эти дела никак не связаны с предпринимательством. Но Анатолий Локтионов, как будто желая взять измором господина Титова, направляет свое третье обращение.

Всем известно, что сначала Анатолий Локтионов планировал преобразиться из обычного беглого уголовника в "жертву российского режима" – завел "антикоррупционный блог" в Живом Журнале, открыто поддерживал российскую оппозицию. Но схема эта дала сбой. Британские власти быстро раскусили Локтионова, распознав в его поступках шоу, и дали отказ в политическом убежище. К слову, сразу после этого отказа "антикоррупционный блог" Локтионова в ЖЖ резко остановил свою работу и молчит по сей день. "Дружба" с оппозиционерами господину Локтионову тоже перестала быть интересна. Пришла пора изобретать что-то новое. И Анатолий Локтионов, не привыкший сдаваться без боя, придумал сам навязаться в "друзья" – к России в лице омбудсмена Бориса Титова, который на его счастье и удачу именно в этот момент приехал в Лондон. Что было дальше мы уже знаем - "лондонский денди" в числе первых на встрече с омбудсменом, жалуется на тяжелую жизнь на чужбине и скучает по Родине, рассказывает небылицы о бизнес-проектах и в красках рисует, как станет их реализовывать после возвращения "домой"…

Одним словом, снова пудрит всем мозги.